Спальня Слизерина
Вторник, 17-Окт-2017, 3:06 AM
Меню

РЕЙТИНГ:
G [5]
PG [5]
PG-13 [8]
R [7]
NC-17 [5]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 79



Главная » Фики » R

Наш главный враг
***
- Ну почему-у-у?… - вылезать из теплой постели, покидать уютные подземелья и топать в Гриффиндорское общежитие категорически не хотелось.

- Потому, Поттер, что ни одно взыскание до утра не продолжается.

- Ну Северу-у-ус…

- Нет. И не называй меня по имени. Это тоже уже обсуждалось.

Гарри сердито посмотрел на него.
- Тоже мне, Вольдеморт нашелся… Ладно. А когда следующее взыскание?

Снейп задумался, рассеянно перебирая спутанные волосы своего самого нелюбимого студента. Вернее, очень даже любимого. И очень даже регулярно. Правда, не в том смысле, в каком обычно любят студентов. Гарри довольно засопел и придвинулся ближе.

- До пятницы я буду занят. Контрольные работы у всех курсов... Потом у меня эксперимент с зельем… Значит, после каникул.

- После? – растерянно переспросил Гарри – Почему после?

Снейп ухмыльнулся.
- А зачем тебе на каникулах взыскание? Соседи по спальне разъедутся… Так придешь.

Поттер облегченно вздохнул.
- Ладно… Но все равно – целая неделя?! Что я буду делать?

- То, зачем ты вообще здесь находишься, - Снейп встретил непонимающий взгляд Гарри и закатил глаза. – Учиться, Поттер!

Судя по лицу Гарри, такая мысль давно не приходила ему в голову. Впрочем, во время взысканий у Северуса ему вообще нечасто приходили в голову мысли. По крайней мере, касающиеся обучения. В смысле, обучения по школьной программе… Он тяжело вздохнул.
- А если я на Зельях… случайно… что-нибудь натворю?...

- Сниму баллы, – невозмутимо ответил Снейп. – Давай одевайся.

- Это нечестно, - мрачно заявил Гарри. – И у меня еще полчаса…

- По-оттер! Третий раунд я не…

- Тебе и не придется, - заверил Гарри уже из-под одеяла. Снейп услышал самодовольный смешок. – В конце концов, сегодня же мое взыскание… и я должен его отработать…

***

Вопреки надеждам окружающих, отношения между Поттером и Снейпом не улучшились даже после победы над Вольдемортом.

Гарри, казалось, делал все, чтобы вывести преподавателя из себя. Чего стоила одна его фраза «- Вы теперь настоящая знаменитость, профессор»… Снейп тоже как с цепи сорвался – взыскания следовали одно за другим, нередко по три-четыре в неделю. Причем Поттер неизменно возвращался с отработки совершенно измотанным и слегка обалдевшим, падал на кровать и засыпал мертвым сном. Рон и Гермиона, возмущенные вопиющей несправедливостью, несколько раз пытались жаловаться Дамблдору, но директор только улыбался, привычно искрил глазами и кормил их ненавистными лимонными дольками, с маразматическим упорством повторяя, что Гарри и Северус – взрослые люди и сами во всем разберутся.

Альбус, как всегда, был прав – Поттер и Снейп действительно прекрасно разбирались сами во множестве вопросов, совершенно не требовавших постороннего вмешательства…

***

Очередной урок Зелий начался относительно мирно. Варили успокаивающее зелье, и Гарри, наверное, никогда так не старался, чтобы у него все получилось – ему действительно нужно было успокоиться. С самого начала урока он был занят в основном тем, чтобы не смотреть на изящные пальцы, ловко перебиравшие ингредиенты для зелья. Те самые пальцы, которые несколько дней назад перебирали волосы Гарри… легко скользили по его спине…

Поттер тряхнул головой, отгоняя воспоминание, находившее слишком живой отклик у юного организма. Четыре дня воздержания давали о себе знать – разбушевавшиеся гормоны реагировали не только на Снейпа, но и на все, что хоть немного шевелилось и отдаленно напоминало человека... Сейчас нужно сосредоточиться на зелье. Где тут у нас хвосты ящериц? Завтра, повторял он себе, начнутся рождественские каникулы, все гриффиндорцы, кроме пары младшекурсников, разъедутся по домам, а послезавтра вечером он пойдет к Северусу… Наденет плащ-невидимку и пойдет… Наденет только плащ-невидимку и пойдет…

- Мистер Поттер, приготовление этого зелья не требует столь напряженной умственной работы, - ядовито произнес хорошо знакомый голос у него над ухом.

Гарри опустил глаза.
- Извините, профессор, - пробормотал он, пытаясь выбросить из головы не к месту возникшие мысли. Черт, поздно… Гормоны уже проснулись и радостно принялись за дело.

Снейп резко развернулся и направился к своему столу. Гарри сосредоточился на слизнях и уже почти обрадовался, что теперь фантазии оставят его в покое – слизней он терпеть не мог, но тут…

- Садист проклятый, - зло прошептал Рон.

Это была катастрофа. Гарри закрыл глаза, обречено понимая, что игнорировать воспоминания о «садистских наклонностях» Снейпа он не сможет…

…- Поттер, твое поведение в последнее время стало совершенно недопустимым.

- Да, сэр.

- Ты понимаешь, что я не могу оставить это безнаказанным, - лицо холодно и бесстрастно, но черные глаза ярко блестят в полумраке, и что-то в их глубине заставляет Гарри замирать в предвкушении…
- Да, сэр.

- Я рад, что ты не отказываешься отвечать за свои поступки. Раздевайся.

Северус садится на диван и не произносит ни слова, пока вся одежда Гарри не оказывается на полу.
- Теперь ложись ко мне на колени…

Сердце Гарри наполняется сладким ужасом, когда он понимает, что именно собирается сделать Снейп. Но дрожь, охватившая его тело, вызвана вовсе не страхом…

Если бы он раньше знал, что наказание может быть таким возбуждающим, то давно отбывал бы пожизненное заключение в Азкабане…

Гарри вцепился руками в край стола. В следующую секунду раздался оглушительный грохот, и мир вокруг него померк. Последней его мыслью было, что прежде оргазм ощущался как-то иначе…

***

- Поттер, вы меня слышите? – туман перед глазами постепенно рассеивался, но это не слишком помогало – без очков Гарри все равно ничего не видел. Черт, что случилось? Кажется, он… о, Мерлин…

-Д-да…

- Хорошо. Уизли, проводите его в больничное крыло.

Гарри удивленно заморгал. В больничное крыло? Зачем? Он же просто… Но ощущения во всем теле подсказывали, что не просто… Снейп тем временем продолжал:
- Мистер Лонгботтом, двадцать баллов с Гриффиндора за ошибку в приготовлении зелья...

- Но, профессор Снейп, Невилл не виноват! – Это Гермиона. - Малфой бросил в его котел корень белладонны и…

- Мисс Грэнджер, я видел, что произошло. Но если бы вы как следует прочитали заданный на дом раздел, то поняли бы, что правильно приготовленное зелье не взорвется, даже если в него добавить корень белладонны… Десять баллов с Гриффиндора за спор с преподавателем и поверхностное знание материала.

До Гарри постепенно дошел смысл сказанного. И он тут же почувствовал горячее желание расцеловать Невилла и пожать руку Малфою… Хм-м... Нет, лучше наоборот – пожать руку Невиллу и расцеловать Малфоя… Он поднялся и нацепил протянутые Роном очки.
Одного взгляда на класс было достаточно, чтобы понять – продолжения урока не последует. Все в комнате было покрыто ровным слоем какой-то жуткой мерзости, котлы опрокинуты, а студенты с ошарашенным видом разглядывали это великолепие – все, кроме Гермионы, которая никак не могла прийти в себя от вопиюще несправедливого обвинения. Похоже, Драко слегка перестарался, злорадно подумал Гарри. Он дотронулся до солидной шишки на голове, набитой упавшим с потолка куском облицовочной плитки, и поморщился. Больно, но если Малфой получит по заслугам, то оно того стоило…

Пошатываясь, он вышел из класса, и прежде чем дверь закрылась, успел услышать:
- Малфой, взыскание. С мистером Филчем.

***

Драко чихнул и попытался вытереть лицо. Особого эффекта это не дало. В проклятом чулане, где он убирался, было столько пыли, что она уже давно покрыла толстым слоем его руки и одежду. И зачем вообще было разбирать весь этот хлам? Проще сжечь...

Настроение у него и без взыскания было отвратительным. Впервые за все годы он был вынужден провести рождественские каникулы в Хогвартсе – хотя Люциуса и выпустили из Азкабана, в поместье все еще время от времени случались обыски, авроры шныряли вокруг по поводу и без повода, и отец предпочитал держать Драко подальше от неприятностей. Мерлин, насколько все было лучше, когда был жив Вольдеморт! Драко тогда был наследником важного человека, правой руки Темного Лорда… А сейчас он – сын бывшего Упивающегося, которому еле удалось выкрутиться и избежать тюрьмы.

Малфой вздохнул и критически взглянул на дело рук своих. Если слово «порядок» вообще применимо к этой кладовке, то, наверное, это он и есть. Драко нанес последний штрих, водрузив на полку уродливую старую лампу. В этот момент что-то соскользнуло со шкафа и, падая, больно ударило его по плечу. Прошипев сквозь зубы ругательство, Драко поднял с пола небольшую пыльную книгу и… замер. Знаки, украшавшие темный кожаный переплет, он определенно видел раньше, на тех книгах в отцовской библиотеке, которые ему не разрешалось трогать. На книгах по черной магии…

Недолго думая, Малфой спрятал книжку под мантию и пошел докладывать Филчу о выполненной работе.

***

Позже, рассматривая свою находку, Драко чувствовал, как его сердце наполняется тихой радостью. Книга содержала описание множества ритуалов и заклятий, дававших неограниченные возможности для подстраивания всевозможных гадостей. Самым важным было то, что большинство из них не относились официально к черной магии и, следовательно, их использование не было незаконным. Драко оторвался от чтения лишь под утро, когда его уже неумолимо клонило в сон, и текст расплывался перед глазами.

Проснувшись около одиннадцати часов, он уже в который раз оценил преимущества положения старосты - в общей спальне ему не дали бы выспаться однокурсники, собирающиеся домой. Малфой улыбнулся. Если еще вчера перспектива провести праздники в Хогвартсе его огорчала, то теперь это было очень кстати. У него есть возможность обстоятельно изучить книжку, и уже сейчас он мог с уверенностью сказать, что найдет применение паре особо мерзких вещей…

Драко разыскивал мантию, которую вчера куда-то зашвырнул, торопясь приступить к чтению, когда в дверь постучали. Он раздраженно распахнул дверь и с удивлением уставился на своего отца.

- Papa? А… что ты здесь…

Люциус поморщился.
- А что, говорить «здравствуй» отцу теперь считается дурным тоном?

- Э-э.. здравствуй, papa. Извини. Я просто не ожидал... Что-то случилось?

- Все в прядке. Я за тобой. Завтра мы устраиваем небольшой прием в поместье. Будут несколько человек, и я хочу, чтобы ты с ними встретился. Собирайся.

- Это… - сердце Драко замерло.

Люциус прошел в комнату, уселся в кресло и снова недовольно взглянул на него.
- Разумеется, нет. Это люди из Министерства, мои старые знакомые. Тебе пора налаживать контакты в обществе…

- Понятно, - стараясь скрыть разочарование, ответил Драко. Похоже, на возрождение Упивающихся надежды действительно не было. – Я останусь дома на все каникулы?

- Нет, послезавтра вернешься. – Заметив обиженный взгляд сына, Люциус усмехнулся. - Переживешь, не маленький. Здесь многие остаются.

- Как же, многие, - пробурчал Драко, - Трое малолеток да Поттер…

- Поттер? – В голосе Малфоя-старшего явно звучал интерес. - Это неплохо… Тебе не мешало бы и с ним наладить отношения. Сопляк скоро будет пользоваться большим влиянием – учитывая обстоятельства и поддержку директора…

Драко удивленно взглянул на отца.
- Отношения?! Да он ненормальный!

- Ненормальный? - Люциус подался вперед. - Ты имеешь в виду – сумасшедший?

Драко смутился.
- Ну, не то чтобы… Но… он извращенец! Представляешь, он пытался ко мне приставать! – при воспоминании о том, что произошло год назад, Драко вздрогнул от отвращения.

Люциус снова откинулся в кресле.
- Ты ему нравишься?… Ну, неудивительно…- задумчиво протянул он, оглядев сына с ног до головы.

Вот только почему Драко это так возмущает? Люциус с досадой поморщился. Это наверняка дурное влияние Нарциссы. Все-таки нельзя доверять воспитание ребенка жене, даже на короткое время. Вот, полюбуйтесь - отца не было всего несколько месяцев, и уже появились какие-то глупые комплексы…
– Очень хорошо… И что ты ему ответил?

Драко не верил своим ушам. Хорошо?! Отец так спокойно об этом говорит?! Впрочем, он, наверное, не понял…
- Papa, я имел в виду, что он пытался меня трахнуть!

Ах, вот в чем дело! Люциус чуть заметно усмехнулся. Мальчика просто пугает пассивная роль. Что ж, нужно найти ему опытного наставника… Малфой вздохнул. Насколько все было бы проще, приходись ему Драко хотя бы племянником… Стоп, а вдруг он считает, что это недостойно? Чертова Нарцисса...

Люциус подошел к сыну и слегка обнял его за плечи.
- Драко, - мягко произнес он, - общественная жизнь и постель – не одно и то же. В жизни твои симпатии не должны влиять на принятие важных решений, об этом помни всегда. Но отказывать себе в получении удовольствия – каким бы то ни было способом – совсем не обязательно. – Он улыбнулся и похлопал побледневшего сына пониже спины. – Собирайся. Я пока поговорю с Северусом…

***

Когда за отцом закрылась дверь, Драко еще целую минуту стоял, как вкопанный, стуча зубами и держась за задницу. Удовольствие?! То есть он должен не просто позволить Поттеру… теперь Малфой не мог произнести это даже мысленно, но обязан еще и получить от этого удовольствие?...

Драко сел на кровать, почувствовав, что его желудок, кажется, тоже не в восторге от такой идеи.

С этим надо было срочно что-то делать.

Спасительная мысль пришла Драко в голову совершенно неожиданно, когда он стоял посреди комнаты, размышляя, куда бы спрятать свою вчерашнюю находку. Малфой замер, буквально оглушенный радостью и осознанием собственной гениальности…

В последней главе содержалось описание довольно сложного, но вполне осуществимого ритуала, позволявшего вернуть из мира мертвых призрак любого человека. А Драко уже давно понял, что значительную часть его проблем как раз и могло бы решить возвращение одного умершего – Вольдеморта… В том, что Темный Лорд окажется призраком, большой беды не было – обретать физическое воплощение ему не впервой. К тому же, ритуал давал возможность в любой момент отправить призрак на его законное место жительство – то есть на тот свет, и, следовательно, размышлял Малфой, сам пугаясь открывающихся перед ним возможностей, Вольдеморт не только вернется, но еще и окажется в полной его власти…

Правда, между Драко и его светлым будущим темного мага стояла одна серьезная проблема: для проведения ритуала требовалась незаменимая вещь – волос человека, для которого умерший был самым главным врагом. То есть ненавидели и боялись Вольдеморта, конечно, многие, но только для двух людей он, по мнению Драко, был, несомненно, главным врагом – для Поттера и Дамблдора. И сказать с уверенностью, что безопаснее – дернуть за бороду директора или подойти слишком близко к гриффиндорскому извращенцу, было трудно. Драко взглянул на себя в зеркало, задумчиво поправил галстук, снял с мантии приставший волосок, и… Ему во второй раз за это чудесное утро пришла в голову гениальная мысль.

Незаметно пробраться по пустым коридорам к раздевалке гриффиндорской квиддичной команды было несложно, а пароль Драко узнал еще раньше, надеясь перед очередным матчем устроить соперникам сюрприз в виде сонных клопов или чесоточных блох. Найти принадлежащий Поттеру шкафчик тоже оказалось довольно просто – во-первых, в нем царил бардак, сотворить который было под силу только очень одаренному волшебнику, а во-вторых, дверца была густо исписана признаниями в любви и всевозможными рисунками – от безобидных сердечек, нацарапанных малолетками, до далеко не детских художеств старшекурсников.

Драко поморщился и начал осматривать одежду. На форме, к его разочарованию, ничего не обнаружилось. Малфой уже решил было, что удача от него отвернулась, когда заметил под живописной кучей из перчаток, шарфов и еще каких-то не поддающихся идентификации предметов грязный свитер. Вытащив его на свет божий, Драко едва не запищал от восторга. Он выудил из кармана бумажный конверт и бережно сложил в него два черных волоса… принадлежавших профессору Снейпу.

***

А Снейп никогда не считал своим главным врагом Вольдеморта. Нет, конечно, нервов и крови (как в переносном, так и в прямом смысле) Лорд ему в свое время попортил достаточною. Но это не шло ни в какое сравнение с двадцатью годами нечеловеческих страданий, которые ему пришлось пережить по вине Джеймса Поттера. К тому же, когда Лорд был в хорошем настроении и не швырялся фальшивыми «Авадами», мило разыгрывая подчиненных, общаться с ним было довольно приятно и интересно. Поэтому Снейп не испытывал и половины той личной антипатии, которую вызывали в нем, к примеру, Поттер-старший или Блэк, к своему бывшему боссу или коллегам.

Но это не означало, что его приводило в восторг появление бывших коллег в самый разгар важнейшего эксперимента.

- Северус, какого дементора тут происходит?! – Люциус раздраженно отряхивал с мантии уже начавший таять снег. – Мы с Драко не можем попасть домой.

Снейп удивленно взглянул на него.
- В каком смысле?…

- В таком, что вокруг замка установлен совершенно непробиваемый барьер, и попасть в Запретный лес невозможно. А из Хогвартса, как ты сам знаешь, не аппарируют. Это что, нововведение какое-то?

Снейп с досадой поморщился.
- Черт, действительно… Это идея Альбуса. В последнее время он ставит такую защиту, когда уезжает из Хогвартса. А сегодня их с Минервой пригласили на прием в Министерство, и если они уже уехали, то, боюсь, вам с Драко придется задержаться здесь до утра.

- До утра?! Какого… У меня самого завтра прием в поместье! И против кого, ради Мерлина, эта защита?

Снейп пожал плечами.
- Против бывших Упивающихся, полагаю.

- Не сказал бы, что она помогает…- буркнул бывший Упивающийся, глядя на своего бывшего коллегу. – Ладно, деваться некуда...

***

Позже, вечером, Люциус сидел со стаканом огневиски у камина в одной из комнат для гостей, заботливо приготовленной для него домовыми эльфами. К раздражению от нарушенных планов добавился неприятный осадок, оставшийся после разговора с сыном. Драко упорно не хотел даже слышать о том, чтобы завести какие бы то ни было близкие отношения с Поттером, что, по мнению Люциуса, было большой глупостью. Тем более, что Мальчик-который-выжил, как оказалось, теперь был Вполне-симпатичным-и-явно-уже-не-мальчиком – в этом Люциус, столкнувшийся с Поттером в Большом зале, был совершенно уверен. Во взгляде, которым его окинула хогвартская знаменитость, было что угодно, но только не невинность…

Малфой-младший в это же самое время метался по своей комнате и никак не мог успокоиться после разговора с отцом. Зная папино упрямство, он с уверенностью мог сказать, что Люциус не остановится, пока не уложит его в постель к Поттеру. Нет, размышлял он, пребывание в Азкабане чистокровным магам категорически противопоказано – там, похоже, высасывают не только душу, но и мозги…

Попытка лечь спать ни к чему хорошему не привела – уже через полчаса Драко проснулся в холодном поту. Перед глазами стояла жуткая картина из сна - дверь в его комнату со скрипом открывается, за ней, развратно ухмыляясь, стоит Поттер с бутылкой огневиски, а рядом довольно улыбается Люциус…

Окончательно ударившись в панику, Драко вытащил из тайника свою последнюю надежду – книгу со спасительным заклятьем…

***

Драко, разумеется, не знал, его главный ночной кошмар – Поттер – примерно в то же время действительно раздумывал, не заявиться ли в одну из комнат в слизеринском подземелье.

За последнюю неделю вынужденный целибат довел Гарри до отчаяния. Юное тело, привыкшее к регулярным взысканиям у слизеринского декана, с готовностью реагировало на любой раздражитель и очень возмущалось, не получив желаемого. В результате для Поттера практически все уроки стали пыткой. На Истории магии он старался не смотреть на карту, изображающую ход сражения тысячелетней давности. А именно - на две стрелки, обозначающие армии противников, которые причудливо изгибались и многозначительно сходились в каком-то лесу… На Предсказаниях Гарри почти весь урок безуспешно боролся с эрекцией, услышав о том, что Малфоем скоро «могут овладеть темные силы»… На Трансфигурации все было хорошо, пока МакГонагал не начала говорить о «необходимости проникновения в суть процесса»…

Последней каплей было взыскание с Филчем, которое назначила ему Минерва. Провожая Гарри к месту отработки, завхоз с ностальгией вспоминал о старых временах, когда в школе были разрешены телесные наказания. Он, вероятно, был бы польщен, если бы узнал, какое глубокое впечатление его полные ярких подробностей рассказы производят на студента. Едва за Филчем закрылась дверь, Гарри обессилено прислонился к ней спиной и начал поспешно расстегивать брючный ремень, красочно представляя, какие именно из прежних дисциплинарных мер они с Северусом в скором времени вернут в практику…

Поттер в десятый раз за пять минут перевернулся на другой бок и дал своему организму команду засыпать. Организм в ответ вежливо поинтересовался, не забыл ли Гарри о чем-нибудь, крайне необходимом им обоим. Гарри попытался отделаться обещанием «я подумаю об этом завтра», на что организм ответил безапелляционным «не-а!» и с возмущением отверг предложение «руки помощи», заявив, что этого ему будет недостаточно.

Поттер сел на кровати и нацепил очки. Северус сказал, что у него сегодня эксперимент, но ведь не до полуночи же?… В конце концов, самое худшее, что может случиться – его выставят за дверь. Гарри ухмыльнулся. Значит, нужно сделать все, чтобы самого худшего Снейпу делать не захотелось…

***
Стук в дверь в половине двенадцатого ночи заставил Снейпа раздраженно зашипеть. Эксперимент с зельем прошел на удивление легко и удачно, не обеспечив экспериментатору смертельной усталости, на которую тот рассчитывал - в последнюю неделю он столкнулся с теми же проблемами, что и Поттер. Снейп регулярно напоминал определенной части своего тела, что ему уже почти сорок лет, и неделя без секса для него – вполне нормальная ситуация. Однако вышеупомянутая часть тела в ответ ехидно напоминала своему хозяину, как бездарно он загубил лучшую половину из этого времени, требовала немедленно позвать Поттера и наверстать упущенное.

Подходя к двери, Снейп размышлял, не попытаться ли наверстать чего-нибудь с Люциусом, если это окажется он. Однако Малфоя он за дверью не увидел. Он вообще никого не увидел. Зато услышал знакомый топот и почувствовал, что его бесцеремонно оттолкнули с дороги.

Снейп прикрыл дверь, стараясь сохранить непроницаемое выражение лица и ничем не выдать радости от предвкушения двух самых приятных вещей на свете – возможности сначала наорать на Поттера, а потом его трахнуть. Грозно нахмурившись, он повернулся к возившемуся за спиной Гарри и начал:

- Поттер, даже ваших сомнительных умственных способностей достаточно… - Для чего именно их достаточно, осталось неизвестным. Снейп судорожно сглотнул, уставившись на своего любовника.

Гарри стоял в двух шагах от него – абсолютно обнаженный (ну, если не считать носков. Белых. С покемонами.), почти полностью возбужденный, не пытающийся скрыть дрожь нетерпения… Снейп почувствовал, что кровь стремительно покидает его мозги и устремляется к паху.

- Поттер, ты что, с ума сошел? – неуверенно спросил он, мысленно прикидывая, что ему, в принципе, нравится сумасшедший Поттер. И, как ни странно, безумно нравятся носки с покемонами.

- Пока нет, - хриплый голос заставлял забыть о первой приятной вещи – возможности наорать на студента. – Но сойду, если ты меня не трахнешь. Немедленно.

- Ты переходишь все мыслимые и немыслимые границы…

Гарри облизнул губы и невинно спросил, едва не заставив Снейпа кончить:
- Вы накажете меня, как в прошлый раз, сэр?...

Профессор прикрыл глаза, отгоняя воспоминание о предыдущем наказании и пытаясь хоть чуть-чуть успокоиться. Чертов нахал… Как он сказал – «немедленно»? Ну, это мы еще посмотрим…
- Судя по всему, в прошлый раз тебе это понравилось…

- Можно подумать, я это скрывал, - тихонько фыркнул Поттер.

- … и потому сейчас вряд ли даст необходимый эффект. Нет, сегодня мы сделаем нечто иное, - Снейп поднял глаза и властно приказал. – В спальню. На кровать. И не смей к себе прикасаться. – А когда Гарри без возражений потопал в спальню, неожиданно для самого себя добавил. – И носки оставь.

По телу Гарри прошла волна приятной дрожи. Насколько сильным было желание противоречить профессору в классе, настолько возбуждающей казалась возможность безоговорочно подчиняться ему в постели, выполняя любые приказы, отдаваясь полностью, без остатка… Это открытие в свое время удивило Гарри, но не смутило – по какой-то необъяснимой причине с Северусом он не стеснялся абсолютно ничего. К тому же, справедливости ради стоило отметить, что и Снейп никогда не отказывался от пассивной роли... Видимо, Дамблдор был прав – в этом смысле они действительно подходили друг другу…

Гарри послушно забрался на кровать и лег, сцепив руки за головой, едва сдерживая желание дотронуться до своей настойчиво требующей внимания плоти. Мерлин, как же ему этого не хватало! Он смотрел, как Снейп запирает дверь заклинанием, бросает мантию на кресло, не спеша приближается к нему, и чувствовал, как все его проблемы уходят далеко-далеко, и остается только это – полутемная комната, широкая кровать, которую он на ощупь легко отличит от тысячи других, пристальный, полный желания взгляд черных глаз, заставляющий его сердце биться еще быстрее… Снейп наконец сел на край кровати, и Гарри с готовностью развел колени, демонстрируя полную покорность и довольно ухмыляясь:
- Я целиком в твоем распоряжении.

Чуткие пальцы осторожно убрали непослушные волосы с его лба, легко пробежались по скрещенным над головой рукам… Гарри не успел опомниться, как что-то мягкое, но прочное обвило его запястья и притянуло их к спинке кровати…

***

Драко в последний раз сверился со своими записями. Кажется, все на месте. Пол его комнаты был покрыт замысловатыми знаками, которые он, высунув язык от усердия, рисовал последние полтора часа мелом и углем; по краям рисунка стояли горящие свечи, а в центре неровного круга красовалась серебряная чаша, наполненная водой. Малфой сбросил халат, оставшись полностью обнаженным, как это требовалось для ритуала, и пробрался к ней, осторожно ступая босыми ногами и стараясь не задевать линии.

Держа драгоценный волос в нескольких дюймах от чаши, он произнес первую часть заклинания. Прозрачная вода слегка потемнела, ее поверхность стала зеркальной, и Драко перевел дыхание – пока что все шло правильно. Он поджег волос, даже забыв от радости поморщиться из-за неприятного запаха, и бросил его в воду – зеркальная поверхность пошла трещинами, словно расколотое зеркало, жидкость приобрела рубиновый оттенок. Драко прочитал завершающую часть заклятья – почти готовая субстанция забурлила, над ее поверхностью начал подниматься пар…

Оставалась последняя, самая неприятная часть обряда. Драко вытянул над чашей левую руку, держа в правой маленький карманный нож. Изо всех сил стараясь унять дрожь, он напомнил себе, что Малфои не боятся. Просто не умеют. Но тут же обнаружил, что Малфои, похоже, очень быстро учатся…

Жидкость в чаше забурлила сильнее, и в нос Драко ударил удушающий запах. Зажмурившись, он резко провел лезвием по ладони. Руку от пальцев до плеча пронзила острая боль, варево мерзко зашипело… Малфой с трудом открыл глаза, чувствуя, что голова идет кругом. Вид собственных пальцев, с которых медленно стекала густая кровь, стал последней каплей - Драко потерял сознание, и не увидел, как из облака серого пара появился призрак молодого человека, который совершенно точно не был Вольдемортом…

Джеймс Поттер с недоумением огляделся вокруг. Обстановка казалась смутно знакомой, хоть он и не помнил, чтобы когда-нибудь раньше бывал в этой комнате. И он совершенно точно не знает лежащего на полу парня. Призрак пожал плечами и просочился сквозь дверь…

***
- О-ох!!... Ублю-юдок!...

Садюга Снейп опять подвел его к самой грани, и безжалостно заставил замереть на краю, сходя с ума от желания…

- Вынужден разочаровать. Мои родители состояли в законном браке, - усмехнулся профессор.

Гарри снова застонал. Он знал, конечно, что ему не простят так легко внезапный визит – несмотря на то, что на самом деле этот носатый лицемер был рад не меньше него. Но такой изощренной пытки все же не ожидал…

- Насколько я помню, ты должен был прийти только завтра. Вижу, что терпение так и не стало твоей сильной стороной, Гарри, - Снейп легко провел по его щеке кончиками пальцев. – А это необходимое качество для человека любой профессии – ученого, аврора, чиновника…

Руки, прекрасно знающие его тело, снова прошлись по груди, пальцы легко погладили напряженные соски, сжали их, заставив Гарри вскрикнуть и зажмуриться.
- Пожалуйста… Я больше не… я никогда не приду…

- Что, совсем никогда? Как жаль… - одна рука опустилась ниже и принялась перебирать жесткие волосы в паху, но не спешила прикасаться к члену. – Может быть, ты и сейчас хочешь уйти?

- Нет… Я больше… Только когда ты скажешь…- Гарри всхлипнул и выгнулся, приподняв бедра. – Пожалуйста…

Снейп хмыкнул и поднялся с кровати. Поттер в панике распахнул глаза – на секунду ему показалось, что коварный извращенец сейчас уйдет и оставит его в таком состоянии - и облегченно вздохнул, увидев, что Северус расстегивает рубашку. Тяжело дыша, он наблюдал, как тот не спеша раздевается и намеренно долго ищет в тумбочке любрикант.

- Ну, чего ты там возишься,– прошипел Гарри. - С-сволочь!...

- Вот этого отрицать не могу, - охотно согласился Снейп. – Еще какая…

- А-а!... Большая сволочь!… Самая лучшая сволочь!… Хватит издеваться!! Трахни меня уже, наконец!!...

Гарри почти скулил от нетерпения, когда Снейп, наконец, шире раздвинул его ноги, устраиваясь между ними. Теплые руки сжали его колени, не спеша скользнули по внутренней стороне бедер, большие пальцы дразняще погладили яички…

- Сев, я больше не могу…- умоляюще всхлипнул он и, видимо, что-то в его голосе заставило Снейпа поверить, что он и в самом деле больше не может, не выдержит, сойдет с ума от этой пытки. В следующее мгновение его болезненно напряженную плоть окружило что-то горячее, влажное и настолько чудесное, что мир вспыхнул у него перед глазами …

***

Люциус открыл глаза и с беспокойством огляделся вокруг, не понимая, где он находится. Ах да, Хогвартс… Он потянулся, перевернулся на другой бок и попытался снова заснуть, но тревожное чувство не покидало его. Он внимательно обвел взглядом комнату, едва различая очертания предметов во мраке, и почувствовал, что по его спине пробежал неприятный холодок. Люциус стиснул зубы и мысленно поклялся себе, что не станет зажигать свет.

Заключение не прошло для Малфоя даром. Разумеется, он никогда не признался бы, что теперь, после нескольких месяцев в Азкабане, нередко испытывает приступы панического страха перед темнотой, и только злость на Нарциссу за скандал, который она закатила ему после освобождения, удерживает его от возвращения в супружескую спальню…

Но сейчас дело было, кажется, не только в окружавшей его тьме. Он чувствовал – что-то случилось. Люциус встал и набросил халат. Пожалуй, стоит проверить, как там Драко…

***

- Ты меня чуть не убил, - обиженно сообщил Гарри, когда к нему вернулась способность соображать. Правда, весьма ограниченная способность. – Я думал, с ума сойду…

Магический шнур исчез, и теперь он лениво растирал запястья, ожидая, когда успокоится тяжело бьющееся сердце.
- У тебя есть все шансы. Не надейся, что я с тобой закончил, - ехидно предупредил Снейп.

- Только попробуй, - буркнул Гарри. – Вся ночь еще впереди. А я сегодня вообще не планирую уходить.

Снейп тихо фыркнул. Поттер усмехнулся и добавил:
- И не пытайся делать вид, что ты мне не рад. – Весьма солидное доказательство снейповой радости ощутимо упиралось ему в бедро, пробуждая к жизни успокоившиеся на время гормоны.

Он немного приподнялся, облизнул губы и так плотоядно посмотрел на возбужденный член Снейпа, что тому стало не по себе. Нет, не то, чтобы Поттер когда-либо позволял себе… э-э-э… распускать зубы, но, с другой стороны, после недельного воздержания – совершенно непривычной в последний год вещи – кто его знает…
- Поворачивайся, - скомандовал профессор, и Гарри, к его невольному облегчению, охотно встал на четвереньки и опустил голову на руки. Зубами в подушку…

Снейп потянулся за банкой с любрикантом. Вскоре Гарри почувствовал, как смазанные пальцы скользнули в теплую ложбинку между его ягодиц, дразняще покружили у входа, и в следующую секунду он блаженно замычал, ощутив давно ставшее привычным вторжение. Сейчас ему трудно было поверить, что когда-то, в первые несколько раз, процесс подготовки казался тяжелым и неприятным. Теперь неспешные, размеренные движения трахавших его пальцев вызывали просто замечательные ощущения - возбуждение от предстоящего удовольствия и умиротворение, чувство, что он именно там, где хочет быть, и о нем обязательно позаботятся, доставят максимальное наслаждение, какое только возможно…

- М-м-м!… Какой же Малфой идиот… - пробормотал он, когда очередное движение послало теплую волну по его телу.

- Кто? Причем здесь Малфой?... – подозрительно переспросил Снейп, на секунду остановившись.

Гарри издал протестующий стон, подавшись ему навстречу.

- Да ни при чем… просто идиот… а-ах!… столько теряет…

Снейп нахмурился.
-Что-то мне не нравятся эти разговоры о Малфоях в постели, - он отвесил Гарри пару ощутимых шлепков, вызвав у последнего одобрительный возглас. Профессор поморщился. – Черт, тебя теперь и не накажешь как следует…

Гарри самодовольно ухмыльнулся.
- Ну почему же? Мне тут Филч такое рассказывал… Ох…Хватит… Давай…

- Так «хватит» или «давай»? – ехидно переспросил Снейп (на Филча он не отреагировал, видимо, посчитав его недостойным серьезных подозрений в сексуальном плане).

- Ну Се-ев! Давай. Я готов…

- Правда? – не унимался Снейп. Видимо, упоминание о Малфое вызвало у него очередной приступ стервозности.

- Ну я же не девственник…

- Ты в этом уверен?...

- Р-р-р-рррррррр!...

Снейп усмехнулся, перевернул Гарри не спину и забросил его ноги (все еще в носках с покемонами) к себе на плечи.

- Нет, боюсь, что Малфоев сегодня не будет, - услышал Поттер. Ответить он не успел, потому что в следующее мгновение Снейп без особой осторожности, одним сильным движением вошел в него, полностью уничтожив желание разговаривать… Очень скоро Гарри уже стонал, не пытаясь сдерживаться, забыв обо всем не свете, кроме теплого дыхания на своем лице и горячего, твердого члена, врывающегося в его тело…

Да ему и в любом случае не пришло бы в голову, что Снейп ошибается…

***
- Кого ты хотел вернуть?!!!... – Люциус грозно возвышался над сыном, который в этот момент всерьез прикидывал свои шансы просочиться сквозь каменный пол. – Ты хоть понимал, что делал? У тебя получилось?...

Драко попытался одновременно кивнуть и отрицательно покачать головой, едва не свернув себе шею.
- Н-не.. я не з-знаю… - заикаясь, ответил он, все еще стараясь не смотреть на перемазанную кровью руку, хотя порез Люциус ему залечил. – Я у-упал…

Малфой-старший закатил глаза. Мерлин, если бы в последнее время он с похмелья не путал Драко со своим отражением, то засомневался бы, что это вообще его сын.
- Ну подожди, я займусь тобой…. – зловеще пообещал он. – Скажи спасибо, что директора нет. Иди за Северусом. Твое творение нужно ликвидировать до утра - уйти из Хогвартса мы не можем, а Дамблдор наверняка его почувствует, если застанет, а тогда… Поверь мне, Азкабан – не самое приятное место…. Ты, кстати, помнишь, как его уничтожить?

- Ф-фи... ик... инитой, - разумная отцовская речь Драко, видимо, не успокоила. После упоминания об Азкабане заикаться он не перестал, зато начал икать.

- Хорошо, - мрачно кивнул Люциус. – Стой! Ты куда?...

Драко обернулся и удивленно посмотрел на него.
- За к-крестным, - пролепетал он. – Т-ты же сам ик… сказал…

- А одеться ты не хочешь? – осведомился Люциус, насмешливо оглядев все еще совершенно голого сына. – Представляешь, если тебя Поттер увидит…

Драко, представив себе возможные последствия встречи с Поттером, позеленел и явно вознамерился снова упасть в обморок, но Люц резко встряхнул его за плечи, не позволив так легко отделаться.
- Нечего! Одевайся и иди давай…

***

Когда Драко, кое-как натянув мантию – остальное б

Категория: R | Добавил: Dionysia (17-Окт-2006)
Просмотров: 640 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 5
5  
Драко обернулся и удивленно посмотрел на него.
- За к-крестным, - пролепетал он. – Т-ты же сам ик… сказал…

- А одеться ты не хочешь? – осведомился Люциус, насмешливо оглядев все еще совершенно голого сына. – Представляешь, если тебя Поттер увидит.

Драко, представив себе возможные последствия встречи с Поттером, позеленел и явно вознамерился снова упасть в обморок, но Люц резко встряхнул его за плечи, не позволив так легко отделаться.
- Нечего! Одевайся и иди давай.

***

Когда Драко, кое-как натянув мантию – остальное было ему не под силу – поплелся за Снейпом, Люциус, вздохнув, принялся уничтожать следы преступления. Но магия, заключенная в линиях рисунка на полу, видимо, была все-таки черной, потому что убираться с помощью волшебной палочки они категорически не хотели. Проклиная все на свете и восхищаясь собственной самоотверженностью, Люциус наколдовал себе швабру и принялся за уборку.

За этим занятием и застал его через пару минут Драко. Вид рара, увлеченно орудующего шваброй, заставил его замереть на месте. Он даже перестал заикаться. Потому что говорить тоже перестал.

Вскоре Малфой-старший заметил отпрыска, задумчиво стоящего в дверях и беззвучно открывающего рот. Еще через пять минут, с помощью ласковых уговоров и стакана воды, ему удалось-таки вернуть сыну дар речи. Драко вытер воду с лица рукавом мантии и прошептал:

- К-крестный.. того…

- Как? Совсем того? – не понял Люциус.

-Д-да нет… того… ик… не отк-крывает, - объяснил Драко, старательно отводя глаза от швабры. – Я стучал…

Люц вздохнул, мысленно проклиная дурную наследственность Нарциссы.

***

Но Снейп действительно не открывал. Причем дверь явно была заперта изнутри. Обеспокоенный Люциус, пытаясь представить, что мог натворить призрачный Вольдеморт, быстро снял заклинания (а также дверь с петель), и Малфои ввалились в спальню.

Увиденное превзошло все ожидания. Люциус смотрел, как его бывший коллега методично вбивает в матрас своего студента, и чувствовал, что в его душе поднимается праведный гнев. И это – святоша-Снейп, моральный облик которого намозолил глаза всем УПСам!... Лицемерный карьерист!... Неудивительно, что его не интересовали оргии – носатый педофил прекрасно устроился на своем рабочем месте… Впрочем, оглядев распростертое под ним тело Поттера, который явно наслаждался происходящим, Малфой «педофила» вычеркнул. И почувствовал, что поднимается в нем не только гнев. И не только в душе.

Его размышления прервали крики со стороны кровати:

- Гарри-о-черт-ааххх!...

- Се-е-ееев!....

В следующий момент Снейп, тяжело дыша, обессилено упал на кровать. Люциус, не в силах внятно сформулировать все, что он думал по этому поводу, прошипел не хуже светлой памяти Темного Лорда:
- Северусссс!.....

- Поттер! – подал голос Драко. Даже не заикаясь.

- Снейп!!!! - Неожиданно заревел третий голос. – Урод!! Грязный насильник!! Немедленно отпусти моего сына, ублюдок!!!


4  
Профессор поднял голову. Первой его мыслью было то, что это, кажется, становится традицией. Ну, по крайней мере, на этот раз он оказался сверху… Малфои тоже обернулись, удивленно разглядывая Джеймса Поттера, точнее, его призрак, который трясся от возмущения, сверкал глазами, и явно готов был убить Снейпа. Было бы чем… Люциус отстраненно подумал, что Поттеры все-таки идиоты - насилия тут и рядом не было. Потом он перевел взгляд на Гарри, поспешно ищущего очки, и решил, что по крайней мере один Поттер, видимо, все же обладает некоторой долей мозгов.

- Поттер? – хриплым голосом произнес Снейп. – Ты чего тут… Ты же умер!...

Гарри наконец напялил очки, и, увидев в нескольких шагах от кровати своего отца, полузадушено пискнул:

- Мама! То есть, папа…

- Гарри, сынок, что эта сволочь с тобой… – Джеймс, видимо, задохнулся от возмущения (ну, если предположить, что призрак может задохнуться).

- П-папа, - пролепетал Поттер-младший. – Это… Он не… Это не он. В смысле, не насильник.

- Не насильник? – возмутился отец. – Эта грязная дрянь тебя, ребенка, совратила – и он не насильник?!!!...

Гарри покосился на Снейпа и объяснил:

- Это не он. Это… Я просто…

- Поттер, молчать!!! – профессор, видимо, сообразил, что кроме них, в спальне присутствуют еще и Малфои. И если младшего можно во внимание не брать – он, похоже, снова был в предобморочном состоянии, то про его отца такого не скажешь. Представив себе реакцию Люца, когда он узнает о заклятье (которое стоило ему нескольких дней кошмара после неудачной попытки с Северусом), Снейп пришел в ужас. Нет, нельзя позволить Гарри рассказать об этом… Но надо же выяснить, как чертов покойник вернулся через столько лет? - Люциус, вы с Драко не могли бы подождать в гостиной?

Люциус неохотно кивнул. Черт, что его сынуля наделал? А если Поттер-младший уговорит Снейпа оставить тут эту тварь на постоянное место жительства? Это же все-таки его отец… Тогда им придется объяснять Дамблдору, что произошло и что маленький придурок пытался сделать на самом деле.
- Да, Сев, конечно, но дело в том…

Договорить он не успел, потому что Драко неожиданно вышел из ступора и заорал:
- Фините инкантатем! – Затем, опомнившись, повторил заклинание – на этот раз, достав волшебную палочку.

Призрак послушно растворился в воздухе.

На секунду в комнате воцарилась тишина. Потом Гарри неожиданно тихо зарычал, поднялся с кровати, схватил первое, что попалось под руку (к несчастью, это оказалась банка с любрикантом), и двинулся на Драко:
- Ты… папа… зачем ты его… я тебя сейчас!…


3  
Увидев приближающегося к нему Поттера – взбешенного, практически голого, если не считать носков, сжимающего в руках подозрительного вида банку, Драко на мгновение замер, а потом с воплем отскочил и спрятался за спину отца. Но внутренний голос тут же заботливо напомнил ему, что Люциус говорил о «получении удовольствия разными способами»… Потеряв остатки самообладания, Драко с визгом выскочил из комнат Снейпа и помчался по коридору к единственному человеку, рядом с которым после прошлогоднего происшествия чувствовал себя в безопасности – к Филчу. За ним, выкрикивая проклятья и не заботясь о такой мелочи, как одежда, несся Поттер с любрикантом.

***
Через два дня в поместье Малфоев разразился скандал.
- Я туда не вернусь! Я не могу жить под одной крышей с этим психом! – орал Драко, отказываясь уезжать из дома.

- С каким психом? С Поттером? – Невозмутимо уточнил Люциус.

- Со Снейпом! Он же знает пароли к нашим комнатам!...

- Не смей так говорить о крестном! Между прочим, он сделал тебе большое одолжение, согласившись молчать! И если ты хоть слово кому-нибудь скажешь о них с Поттером… - Люциус зловеще сверкнул глазами, давая понять, что ничего хорошего из этого не выйдет.

- Да я к нему близко не подойду! Чертов извращенец!

Люциус скрипнул зубами и раздраженно произнес:
- Драко, мне надоели твои детские комплексы. Если не хочешь воспользоваться шансом и наладить отношения с Поттером – дело твое. Но я не допущу, чтобы эти маггловские предрассудки так влияли на твою жизнь... Когда мы вернемся в Хогвартс, я поговорю с Северусом, и попрошу, чтобы он… хм… просветил тебя на этот счет – судя по всему, опыта у него достаточно. Увидишь, это совсем не страшно. Я уверен, что тебе понравится..

- Понравится? Я… я не… ни за что! – прохрипел позеленевший Драко.

-Это не обсуждается! – отрезал Люциус. – Я поговорю с Севом, и если к концу каникул ты все еще будешь девственником, то…

- Я не девственник! Мы с Панси…

- …то не получишь денег на карманные расходы до конца года, - спокойно закончил Люц.

***

Драко снова стоял в центре магического круга, сосредоточено глядя на кипящую жидкость. Книжку Снейп у него отобрал, но, на свое счастье, Малфой заранее переписал все, что касалось ритуала на пергамент, и теперь постоянно сверялся с ним, чтобы не допустить ошибки, которая, несомненно, в прошлый раз стала причиной его неудачи. К счастью, у него сохранился еще один волос Поттера. Драко даже предусмотрительно выучил заклинание, позволяющее безболезненно разрезать кожу и извлечь немного крови, и теперь с замиранием сердца смотрел, как из облака густого пара формируется темная фигура.

- Ничтожество! Позор нашей семьи! – внезапно закричал кто-то на редкость неприятным голосом у него за спиной.

Драко подпрыгнул от неожиданности и резко обернулся. На старом портрете, уже много лет хранившемся на чердаке поместья Малфоев, бесновалась женщина, которую он явно где-то видел. Ах да, конечно…

Драко судорожно сглотнул и нерешительно повернулся обратно. В центре комнаты, с недоумением оглядываясь вокруг, стоял призрак Сириуса Блэка.

***

В кабинете Снейпа тоже бушевали страсти, но несколько иного характера. За беготню по коридорам в голом виде и попытку нападения на Малфоя Поттер получил целый месяц ежедневных взысканий, и теперь старательно их отрабатывал.

Гарри, сидящий на столе, прервал поцелуй и слегка откинулся назад, чтобы чуть-чуть отдышаться.
- Ох… Сев, пойдем в постель.

Снейп облизнул губы и кивнул:
-Иди. Я сейчас, - он подошел к двери и достал палочку.

- Что ты делаешь? Мы же заперли дверь.

Снейп поморщился.
- Ставлю дополнительную защиту. Чтобы чары нельзя было снять снаружи. А то… ты носки не забыл?

Гарри счастливо улыбнулся и помотал головой, выудив из кармана пару белых носков…

Конец.


2  
surprised

1  
а где конец? cry

Имя *:
Email *:
Код *:


Copyright MyCorp © 2017